ladstas (ladstas) wrote,
ladstas
ladstas

Categories:

Аримы и РАСА

Оригинал взят у tap_ac в АРИМЫ и РАСА.
Къ вопросу о народахъ белокурой расы въ Средней Азии (Г. Е. Грумъ-Гржмайло. 1899 год.)
Въ последнее время вновь было сделано несколько попытокъ доказать, что китайцы пришли въ бассейнъ р. Хуанъ-хэ (то-есть въ „Страну цветовъ“ съ запада. Но некоторые синологи отнеслись по прежнему къ этой гипотезе отрицательно однако, и те и другие сошлись въ томъ, что, примерно, за X X Y столетия до Р. Хр, китайцы занимали лишь ничтожную часть территории современной Китайской империи, а именно, южную половину Шаньси съ прилегающими къ ней частями провинцш Шэнь-си, Хэ-нань и Чжи-ли.

И такъ, китайцы уже на заре своей исторической жизни являются культурнымъ народомъ; разсадникомъ же этой культуры служитъ страна, обнимающая едва 1/ 30 часть современного Китая. Лучи китайской культуры освещаютъ ныне более половины стараго континента; но никто изъ синологовъ, отрицающихъ гипотезу Terrien de Lacouperie, не ответилъ еще на вопросъ, какъ могла эта культура зародиться, развиться и достичь высокаго совершенства у одинокаго небольшого племени короткоголовыхъ, разобщеннаго со всемъ остальными миромъ волнами дикихъ народовъ и необъятными пространствами девственныхъ странъ.
*
А между темъ мы видимъ китайцевъ, занимающихся канализащей уже за двадцать вековъ до Р. Хр. Ясно, что при обработке полей ими применялись не ими самими выработанные, а унаследованные приемы. Не доказываетъ-ли это, что китайцы были народомъ пришлымъ, а не аборигенами земель бассейна р. Хуанъ-хэ? Но если они были пришельцами, то откуда же, какъ не изъ окрестностей того древнейшаго очага культуры, который находится въ передней Азии и куда искони сходились народы раз-
ныхъ расъ и языковъ какъ бы для того только, чтобы сложить тамъ въ одну сокровищницу знашй создания своего гения?
*
Правильнее было бы сказать: „не черноволосыми, потому что у китайцевъ и японцевъ подъ именемъ „рыжихъ были известны не только, дЬйствительно, рыжеволосый племена, но и белокурыя, а также темнорусыя.
*
Итакъ ясно, что Гунъ-лю удалился къ „ди“, где и принялъ ихъ полукочевой образъ жизни, „претворился въ жуна, по выражений Такинфа. Его потомки положили оспование уделу Чжоу, а засимъ и китайской династии Чжоу (1122— 225), которая была рыжеволосой !
Такъ какъ Гунъ-лю былъ китаецъ, то светлый цветъ волосъ у царей династии Чжоу могъ явиться только какъ результата метисации съ инородцами ди.
*
Terrien de Lacouperie допуекаетъ, что народъ Чжоу, то-есть метисы китайцевъ и ди, а, стало быть, и эти ди, имели примись арийской крови.вотъ почему въ своей книге „Les religions de la Chineu я и назвалъ чжоуцевъ народомъ докитайскимъ, приближающимся къ арийцамъ своими обычаями.Но ведь подобное предположеше не заключаетъ въ себе ничего невозможнаго? Въ доисторическия времена белая раса имела совершенно иное распроетранение, чемъ теперь. Ея остатки въ различныхъ
градацияхъ метисации и теперь еще сохранились на островахъ Полинезии и Зондскихъ (индонезийцы— даяки, баттаки, съ острововъ Самоа и т. д.), въ Индо-Китае (въ горахъ Ассама, Бирмы, Читтагонга), въ южномъ Китае.
*
Итакъ, изъ вышеизложеннаго нельзя, какъ кажется, не вывести заключения, что племя „ди“ было рыжеволосымъ (можетъ быть, правильнее было бы сказать — белокурымъ? среди нихъ попадались люди атлетическаго сложенияя (чанъ-ди), тоже этническая особенность, указывающая на то, что въ жилахъ этихъ „ди“ текла если нечистая кровь белой расы, то въ примеси очень значительной.Многочисленные данныя, сохраненный намъ ncTopiefi, убеждаютъ насъ въ томъ, что ди были даже единственными коренными обитателями этихъ провинций, исчезнувшими только съ течетемъ вековъ, подъ напоромъ двухъ темноволосыхъ родственныхъ расъ: цяновъ съ запада и китайцевъ съ востока. Это исчезновение было вызвано съ одной стороны плохо организованною, но не прекращавшеюся борьбой съ пришельцами, съ другой смешениемъ победителей съ побежденными, о чем говорятъ намъ китайсие историки, перечисляющие
смешанные роды жуновъ и ди, жившие въ Гань-су несомненно также, что такимъ же смешанными народомъ были и чжоу’цы, овладевние въ 1122 г. до Р . Хр. Китайскою империей.
*
Какъ далеко динлины распространились на сЬверъ, востокъ и западъ, въ точности неизвестно; однако, несомненно, что остатки ихъ и поныне еще находятся среди черноволосыхъ тюркомонгольскихъ племенъ, разбросанныхъ на огромномъ пространстве Сибири и сопредельнаго Китая. Такъ, Барроу, напримеръ, говорить: „Мы видели маньчжуровъ, сопровождавшихъ посольство Макартнея, въ Пекине; какъ мужчины, такъ и женщины ихъ чрезвычайно красивы (fair) и отличаются превосходнымъ сложешемъ (florid); некоторые изъ нихъ имели светло-голубые глаза, прямой или орлиный носъ, темно-русые (brown) волосы и довольно большую, густую бороду.

Шоттъ заимствуешь изъ „Истории Киданьскаго царства, написанной въ XII столетии интересное указание на существование среди киданей белокураго племени, имевшаго зеленые, желтые и светло-серые глаза. Спафарш посланный въ Китай въ 1675 году, упоминает о „пегой орде, некогда жившей по Оби, ниже Кети. Къ этой же„пегой орде русские XVII столетия относили и вымершихъ теперь уже готтовъ, ариновъ и ассановъ и такъ называемыхъ енисейекихъ остяковъ. Радловъ, въ 1861 году посетивший Алтай, передаетъ, что среди приграничныхъ (,,черныхъ“) сойоновъ попадаются русые съ удлиненными лицами, тогда какъ дальше вглубь страны сойоны являются уже на половину белокурымъ, рослымъ народомъ, известнымъ у окрестнаго населения подъ именемъ „желтыхъ сойоновъ. Наконецъ, и по настоящее время среди казаковъ (Средней, Большой и Малой ордъ) можно встретить не мало белокурыхъ.

Антропологически иследования Зеланда показываютъ, что казаки представляютъ смешанное население, такъ какъ къ основному типу, сравнительно низкорослому, безбородому, съ широкимъ лицомъ и съ приплюснутымъ носомъ, съ темными глазами, присоединился другой — рослый, бородатый съ горбатымъ носомъ, съ длиннымъ лицомъ и светлыми глазами.Проводя параллель хея: хагясами и южными „ди“, мы не можемъ не заметить, что последние были уже съ самой глубокой древности знакомы съ земледелиемъ, любили вино (они умели „весело пить", по выражению китайцевъ; вино, музыка и пляски сопровождали каждое ихъ празднество, а стало быть умели его и выделывать; сами себе изготовляли оружие, а следовательно умели добывать и металлъ (железо, серебро и золото).
Дисцы „бо-ма“ изготовляли себе латы изъ кожи носорога даже после изобретения пороха свирепые „цзю-гу мяо“ продолжали еще носить тяжелый, но не закрывавши затылка железный шлемъ съ наушниками, кольчугу, весомъ более пуда, и на ногахъ наборныя латы изъ железныхъ пластинъ, прикрывайте только голени; не смотря на столь тяжелое вооружете, „цзю-гу“, съ деревяннымъ щитомъ въ одной руке, копьемъ въ другой и мечомъ въ зубахъ могли такъ быстро ходить по горамъ, „точно летели".Интересно также, что у яньчжоускихъ инородцевъ государи носили тотъ же титулъ, что и у хагясовъ,—а-сы; среди „лоло“ и до сего времени существуетъ родъ „аже“, подобно тому, какъ на севере, среди так, называемыхъ енисейскихъ остяковъ, удержалось родовое нанменоваше „асанъ“; заметимъ также, что у древнихъ германцевъ (готовъ) ассами (ass) называли вообще вождей, героевъ, впоследствии боговъ.
*
Характеръ дисцевъ намъ мало известенъ. Они имели сердца тигровъ и волковъ, говорятъ намъ китайцы, обращавние пленныхъ ди въ своихъ телохранителей и полицейскихъ. Что „ди“ были свободолюбивымъ и подвижнымъ народомъ, что они распадались на множество, повидимому, очень мелкихъ родовъ и сплачивались въ одно целое лишь въ редкихъ случаяхъ и притомъ ненадолго—это говоритъ намъ вся ихъ история. Китайцы удивлялись ихъ мужеству, но побеждали ихъ часто, такъ какъ имели дело не съ массой народа, а съ отдельными ихъ поколениями; къ тому же они пользовались ихъ взаимными счетами и искусно направляли ихъ другъ противъ друга.Что „ди“ не были склонны къ подчиненно, выше всего ставя индивидуальную свободу, видно изъ того, что они безъ колебания бросали свою порабощенную родину и расходились— одни на cеверъ, другие на югъ, туда, где еще былъ просторъ, куда не добирались китайцы со своимъ государственнымъ строемъ, чиновниками и правилами общежития.

Такъ они, съ течениемъ вековъ, добрались съ одной стороны до бассейна Брамапутры, Иравадди и Салуэна, съ другой до Алтая и южной Сибири.Но и тутъ и тамъ они сохранили психическия особенности своего характера. Вотъ, что говорятъ намъ, напримеръ, китайцы о южныхъ
инородцахъ Серединной империи, сохранившихъ еще въ своихъ жилахъ кровь древиихъ дисцевъ.Банъ-шуиъскихъ маней (,,ба-ди“) китайцы описываютъ въ такихъ выражешяхъ. Родоначальникомъ ихъ былъ инородецъ изъ уезда Ланъ-чжуиъ, прославившийся убийствомъ белагО тигра. Его потомки жили по обоимъ берегамъ реки Юй-шуй и отличались силой и храбростью. Они всегда шли въ авангардтъ войскъ Ханьской династии и побеждали. Они любили пляски и песни. Когда Гао-цзу услышалъ одну изъ нихъ, то воскликнулъ: „съ этой именно песнию Ву-ванъ одержалъ победу! и велелъ обучить ей музыкантовъ. Когда впоследствии они возстали и императоръ хотелъ двинуть противъ нихъ войска, то хань-чжунский Шанъ-цзи заметилъ: „Ба-ди“ семи родовъ имеютъ заслугу въ томъ, что убили белаго тигра. Эти люди храбры, воинственны и хорошо умеютъ сражаться.

О янъчжоускихъ маняхь китайцы говорятъ, что стрельба, охота,месть и убийства составляютъ ихъ занятия. Они сходны съ „лао“. Мужчины ихъ очень храбры (тверды), женщины целомудренны. Среди нихъ „сяо мани“ отличаются наибольшею свирепостью и коварствомъ: если хоть несколько поперечить ихъ желанию, они тотчась выхватываешь ножи.Цонь-мани, по словамъ техъ же китайцевъ, любятъ драться и пренебрегаютъ смертью. Характеръ ихъ злой и смелый; изъ за устнаго оскорблетя они съ оружиемъ въ рукахъ бросаются другъ на друга.Въ подобныхъ же выражешяхъ характеризуются и пхэй~лолои, при чемъ добавляется, что „хэй-лоло“ „боятся быть битыми, но не боятся смерти; то подтверждается и для „мяо-лоло“.
*
У ухуаньцевъ „въ каждомъ делЬ следовали мнению женъ; они военные дела сами решали. Подобно дисцамъ, ухуаньцы имели выборныхъ старшинъ, избиравшихся изъ числа сильнейшихъ и храбрейшихъ, при чемъ звание старшины не выделяло избраннаго изъ числа остальныхъ соплеменниковъ; среди ухуаньцевъ господствовало полное равенство: не было ни слугъ, ни господъ, а потому старшин!; предоставлялось самому пасти свой скотъ. Войну ухуаньцы считали серьезнымъ деломъ. Женщины пользовались у нихъ свободой выбора мужа, и въ ихъ брачныхъ обычаяхъ легко усмотреть полную аналогий съ брачными обычаями южныхъ диецевъ.
*
у дпсцевъ искони существовалъ обычай поклонения предкамъ, то происхождеше культа Пань-ху какъ нельзя более очевидно. Что же касается до той части мифа, въ которой говорится, что Пань-ху былъ пегой собакой императора Ди-ку, то происхождение ея можетъ быть объяснено смешениемъ культовы Съ одной стороны, дисцы некоторыхъ родовъ вели свое происхождение отъ Пань-ху (подобно „хэй-лоло“, ведущимъ свое происхождение отъ (Бо)-Ма, „белой лошади, съ другой—те же дисцы съ особеннымъ почтениемъ относились къ собаке, что имеетъ или тотемическое происхождение или указываетъ на то, что некогда собака въ ихъ жизни играла видную роль.Но когда же это было? Безъ сомнения тогда, когда дисцы жили еще въ своей прародине, о которой предание (Авеста) гласить, что тамъ десять месяцевъ въ году была зима. Отсюда, изъ этой субполярной области (а не съ Памира), дисцы, подобно древнимъ иранцамъ, вынесли и ту привязанность къ собаке, которая впоследствие обратилась въ культы Замечательно также, что дисцы приносили въ жертву Пань-ху рыбу.
*
Караванъ нашъ былъ встреченъ пальбой изъ винтовокъ. Собравшиеся тунгусы салютовали, не смотря на дороговизну и редкость пороха... За стрельбой последовалъ балъ, при чемъ въ среде тунгусовъ разразилось какое-то плясовое бешенство энтузиастовь. Сначала образовался маленький кружокъ, въ перемежку мужчинъ и женщинъ, въ томъ числе и совершенныхъ старухъ. Схватившись за руки, они начали довольно хитрую пляску, заключавшуюся въ передвижении ногъ въ стороны. Вскоре, однако, круговая пляска оживилась, движения обратились въ скачки и припрыгиванья, все тело заходило ходуномъ, лица разгорелись, восклицания стали шумнее, восторженнее.У тунгусовъ, пишетъ князь Дадешкалиани , отецъ — глава и полный господинъ семьи. „Но въ отношешяхъ его къ детямъ и жены совсемъ не наблюдается рабской зависимости постъднихъ, какъ это
мы находимъ у гольдовъ и ороченовъ. Напротивъ, отношешя отца къ членамъ семьи самыя гуманныя, любовныя. Многоженство или сожиTie, кроме жены, съ наложницами совершенно неизвестны тунгусамъ... Отецъ давленгя на выборъ дочери никакого не оказываете.
*
Уйгуры, говоритъ намъ история, подразделялись на множество независимыхъ другъ отъ друга родовъ, имели выборныхъ старшинъ, отличались, по крайней мере въ первый периодъ своей исторической жизни, свободолюбиемъ (что и служило имъ главною помехой къ сплоченно въ одно политическое целое) и чрезвычайною храбростью; на ихъ долю выпало играть на севере Средней Азии! ту же роль, которую искони играли дисцы на юге, съ тою лишь разницей, что силами дисцевъ распоряжались черноволосые и короткоголовые китайцы, а ихъ силами „геройствовали" черноволосые и короткоголовые тущесцы, въ обоихъ случаяхъ представители одной расы— более пассивной и консервативной, съ менее развитымъ чувствомъ индивидуальной свободы, но въ то же время проявляющей большую любовь къ родине, а потому и более способной образовать прочный государственный организмъ.

Нужно полагать, что магометанство введено было у нихъ насильно, такъ какъ при этомъ часть народа, пожелавшая сохранить свою древнюю религию, должна была выселиться на востокъ „неизвестно куда* (Пржевалъскгй—„Четвертое путешеспие въ Центральной Азии“, стр. 430). Если бы намъ удалось доказать, что нынешние мачинцы потомки сарыуйгуровъ, то не представлялось бы затруднений отыскать и ихъ восточную ветвь въ лице пра-ёгуровъ, населяющихъ ныне Намь-шань.Не отрицая былаго влияния Индии на восточнотуркестанскую культуру, а также возможность и даже вероятность такихъ переселений, я все же не думаю, чтобы „ма“ были выходцами изъ Индии.

И это потому, что до своего обращения въ мусульманство „ма“ были не буддистами, а шаманистами. Это видно изъ обрядовъ и суеверий подмеченныхъ у нихъ Пржевальскимъ: болезнь они приписываютъ злому духу; изгоняя его, они... громко вричатъ, бьютъ въ бубенъ и, вообще, стараются производить какъ можно более шума... После чьей-либо смерти, близше родственники покойнаго живутъ 40 дней на могиле... Они молятся ему (то-есть духу покойнаго) и приносятъ на могилу лепешки (то-есть приносятъ этому духу жертвы)... Они до сихъ поръ еще не перестали верить въ колдовство и помнятъ, что некогда поклонялись огню и имели идоловъ...
*
татары обитали тогда близъ Чюрчита, большой страны, где было много городовъ и деревень и которая лежала къ северу отъ Китая. Эту страну индийцы и таджики называютъ Чинъа (Радловъ—„Къ вопросу объ уйгурахъ“, стр. 47).Еще раньше, а именно до Р. Хр., индусы (законы Маиу) и самый Китай называли Чинъ и Маха (большой) Чинъ.Наконецъ, горныя племена (белой расы), населявшая верхнюю Бирму и до нашихъ дней, удержали наименоваше „чинъ и „качинъ“. Однимъ словомъ, мы видимъ, что племенныя названия чинъ и ма-чинъ охватываютъ огромное пространство, которое некогда занимали народы несомненно дискаго происхождения.
*
Обские остяки передавали Messerschmidt’y, что ихъ страну некогда населялъ воинственный народъ, управлявшийся старшинами и особое письмо . Здесь идетъ рЪчь, конечно, о пегой орде, остатки которой въ ту эпоху (1721 г.) еще сохранялись кое-где; въ Нарымскомъ край.Изъ вышеизложеннаго видно, что какъ северные, такъ и южные дисды отличались одними и теми же чертами своего племеннаго характера: горячимъ темпераментомъ, презрениемъ къ смерти, решительностью и необыкновенною отвагой; это были воины по натуре, по призванию: они вступали въ борьбу ради самой борьбы и, дорожа своею индивидуальною свободой, не выносили подчинения, въ какой бы форме последнее не проявлялось.
Про нихъ китайцы писали, что „они умели весело пить вино“, не делаясь мрачными пьяницами, подобно соседямъ— чернымъ короткоголовымъ. Ихъ любовь къ детямъ и родственникамъ поражала китайцевъ. Они всегда были готовы помочь своимъ одноаульцамъ или односельчанамъ, и эта характерная ихъ черта всецело удержалась и у ихъ потомковъ: про сойтовъ, напримйръ пишутъ, что некоторый ихъ работы имеютъ общественный характеръ. Вообще, на дисцахъ вполне оправдывается та общая характеристика белокурой расы, которую даетъ намъ Лапужъ.

Для нихъ отечествомъ была вся вселенная. Будучи предприимчивыми, они решались на все и вступали въ борьбу изъ любви къ ней, а не изъ расчета на прибыль. Умственный ихъ кругозоръ былъ очень широкъ, ихъ пожелания и помыслы— смелы, поступки же соответсвовали последними. Прогрессъ— у нихъ врожденная страсть (оттого то они такъ и переимчивы). Они требовали уважения къ индивидуальной свободе и скорее старались сами возвыситься, чемъ унизить другихъ. Вообще же, въ смешанномъ обществе они были активнымъ началомъ. Во время феодализма светловолосые длинноголовые составляли дворянство, а художественные памятники Египта, Ассирии и Халдеи доказываютъ, что высокорослый блондинъ и тамъ выступалъ въ качестве героя; типъ Ахиллесовъ и
Агамемноновъ сохранился еще среди блондиновъ Скандинавскаго полуострова, да и римские патриции имели то же происхождение...
*
Постепенно, однако, сначала въ качестве союзниковъ, затемъ въ качестве победителей, длинноголовые проникаютъ въ страну въ У и въ последующихъ столетияхъ. и вместе съ темъ страна оживаетъ. Несколько сотъ тысячъ новыхъ пришельцевъ было вполне достаточно для того, чтобы раболепствующее населеше въ несколько миллионовъ человекъ настроилось на воинственный ладъ. Засимъ въ течение несколькихъ вековъ светловолосые великаны развеивались отсюда по соседнимъ странамъ (крестовые походы, экспедици и и войны феодаловъ). Въ позднейшемъ периоде эти элементы основывали колонии, принимали участие въ движенияхъ реформаций.
Но все эти походы, борьба за идею, движения крестоносцевъ, инквизиция, отмена нантскаго эдикта уничтожили самые энергичные длинноголовые элементы, и когда они гибли, короткоголовый берегъ
свои силы и побеждали при помощи пассивнаго выжидания.

*
Но уже въ ту эпоху, въ которую застаетъ дисцевъ история, основой ихъ религиозныхъ возрений былъ культъ предковъ и героевъ, культъ, который за время господства въ Китай Чжоуской династии получилъ полныя права гражданства и въ этой стране(даосизмъ,конфущанство). Насколько у дисцевъ все общественныя установления были связаны съ поклонешемъ предкамъ, видно хотя бы изъ того, что новобрачная, вступая въ домъ своего мужа, приносила жертву его предкамъ обычай, который и до сихъ поръ удержался въ Китай.И такъ, мы теперь можемъ ответить на поставленный выше вопросъ: кто служилъ оригиналомъ портрету, нарисованному на стене нань-гучэнской кумирни и долженствовавшему изображать князя ада— Янъ-вана? Это былъ „ди“, но „ди“— метисъ, въ крови котораго уже текла кровь монгола.

Tags: Аримия, История, Китай, Летопись, РАСА, Славяно-арии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ladstas декабрь 22, 06:36 5
Buy for 30 tokens
Зимнее славянское Новолетие по славяно-арийскому кОлендарю, Коловорот-Новое Коло (новый круг Яр-Солнца) начинается 13 Бейлетъ - месяца сороковника Белого Сияния и Покоя, или 22 декабря 2020 (по древнему славяно-арийскому кОлендаря-КолядыДару - с 18 часов по местному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment