ladstas (ladstas) wrote,
ladstas
ladstas

Category:

Сказание о Великом князе Бусе Белояре /часть 2/

ПРИМЕЧАНИЕ: на карте ниже Русколани находилась славянская/склавянская Горусия/Горузия - Горная Русь, которую сейчас называют - Грузией...
Голунь - стольный град, а Киев - уездный городишко, где население в основном занималось перевозкой и торговлей


И вот настал грозный день, Германарих прискакал в стольный град свой. И вот Светлида услышала, как открывают запоры, как тяжелые шаги раздаются гулко по ступеням-лестницам. Германарих стоял на пороге, он смотрел сквозь Светлиду, смотрел на люльку с младенцем, скрип зубов отдавался эхом под каменными сводами и жуткий шепот:

- Меня не было здесь три года… Откуда он…

Германарих распахнул окно, крик раздался окрест:

- Верные вои мои! Сюда!

Вскоре громовой топот наполнил башню. Вои столпились у входа, не узнавая своего предводителя: глаза бешено вращались, пена исходила из разинутой пасти, бессвязный хрип перешел в дикий крик:

- Схватите ее, свяжите неверную и сына тоже!

Верные вои кинулись к люльке, выхватывая малыша, а Германарих аж в бешенстве захлебнулся:

- Не этого, твари! Положите на место, зарублю! Рандвера хватайте, вяжите!

Поле было голое, лишь изредка островки сосен скрашивали место дикого действа, Лебедь лежала на холодной земле связанной.

Рандвер прискакал сам на вороном коне, с ним дюжины две верных воев.

- Ты что творишь, отец! Ты хоть кого-то любил, кроме войны. Не трогай Лебедь! Сам погибнешь! А хочешь честно! Выходи на бой!

И Рандвер спрыгнул с коня, обнажая меч. Старый король вытащил меч, изрыгая слова, прорычал:

- Схватите изменника, отца продал! Лютой казни предайте его!

Готы решительно кинулись к Рандверу, но первые трое, страшно изрубленные, пали на стылое поле. Германарих страшно кричал:

- Казнить! Вперед!

Дюжины три воев кинулись на сына. Рандвер рубился люто и понимал, это его последняя битва. Но когда готы взяли длинные копья, опасаясь сокрушающего меча Рандвера, взяли его в кольцо, тот вскричал:

- Отец! Если ты воин, сразись на Божьем поединке!

А когда Германарих заорал:

- Подымите его на копья!

Рандвер решительно поднял меч над главой:

- Кому ты служишь! Не ты победил Лебедь! Черный противник под личиной вышел за тебя! Трус!

Не выдержав, семеро преданных, из двух дюжин, обнажив клинки, врубились в кольцо копейщиков. Кровь залила поле, сеча стояла жуткая, Рандвер и семеро друзей стояли спина к спине, от вызовов на бой Германариха трясло и лихорадило. Дюжина его воев валялась кровавым мясом на поле, и дикие звери, чуя кровь, собирались из дальних лесов.

Уже сотню воев кинул король истребить своего сына. Всего два друга верных стояли с Рандвером, вызывая всех на бой, но готы, отчаянные рубаки просто дешево трусили. Но вскоре прибыли лучники, изрешетили верных товарищей, а Рандвер с простреленными ногами, пал в потоки крови.

Много слетелось на поле воронья, смотрела Лебедь с земли, как качается тело ее любимого, повесили его на одинокой, засохшей сосне. Слеталось, слеталось черное воронье…

Обезумел король. Когда он склонился над девой, та кровью плюнула в ненавистные, безумные глаза. Ее привязали к двум коням и разорвали ее тело, белое-лебединое, разметав по полю сирому. А затем прогнали там табун конский, вбив в стылую землю останки. Наступило время диких зверей и черного воронья…

Германарих открыто шел на Русколань. Вскоре он разбил первое аланское войско, собранное наспех и ведомый велениями Черного Владыки, двинулся вглубь земель. Он метался меж двух направлений: уничтожить главное святилище и место Силы на Ра-реке, на Ураковой горе с ее ненавистным рассадником волхвов, или идти в сердце Русколани, поразить Кияр Антский и захватить Престол Вышнего – Эльбрус. И все же выбор пал на Ра-реку. Покатилась та война, как пожар по лесам и полям, от Дунавия до свят Ра-реки, кровь текла рекой. Жестокость Германариха всколыхнула всю землю Расенскую. Сколь весей и поселений были преданы огню, вырублено все население вплоть до самых малых чад. Поднялся народ, собирались вои сильные, текли берендеи, да ижорцы, встала и чудь белоглазая, да под знамена собирались, под князя Словена. А Бусу Белояру принесли птицы весть черную, весть о гибели Светлиды-Лебеди. Яревой силой наполнился Бус на злодеяния и обиды всему русколанскому народу. Стал он собирать и крепить войско аланское, полетели гонцы к князю Словену. Полетели всюду разъезды казачьи, отслеживали путь Германариха, да покусывали его. Бус хотел соединиться со Словеном, собрать воев в единый кулак и дать решающее сражение готам. Но Германарих разорял поселения и уклонялся от роковой битвы, но двигался к ему только знаемой цели. А когда характерники-казаки прислали весть, что войско готов на подходе к Свят Ра-реке, да ринулись разрушить святилище на Ураковой горе, он понял, что ему не успеть с войском. Хотя и ведал, какая сила у волхвов, но все же их была лишь горстка.

А Хранитель Яр уже давно почуял угрозу, объехал окрест всю местность, усилил обережную силу на подступах, да вывел всех молодых ведунов из Велесова урочища и спешно их учил воинскому искусству волхвов. Велесово урочище зачурил смертной Силой Мары, да принялись готовиться на Ур-горе. Одно его тревожило, наступали сумерки Коло Сварога, приближалась Ночь, и Силы Светлых Богов покидали Миргард-Землю. Расчеты по ночным звездам не утешали, Свет начинал покидать места силы. Надвигалась Тьма и ее Владыка, надвигался с ними и Германарих с многочисленными войсками. Мощь Силы Тайной на Ураковой горе тоже постепенно засыпала, но проверив Куд, Вещий Хранитель понял, что мощи еще достаточно смять любое войско, но только на недалекое расстояние.

Наконец прискакал казачий разъезд с вестью:

- Завтра к вечеру Германарих будет здесь…

На следующий день все волхвы и ведуны были на горе, готовились и ставились костры в Святилище и округ, Вещий Хранитель выбрал семь сильнейших волхвов, с ним числом восемь и повел последние наставления. К вечеру соколицей прилетела Ясна, да спросила:

- Вещий! Прислушайся шум какой, топот тысяч копыт и лязг оружия. Идут! В лесах и оврагах собрались сотни волков, а стемнеет, выйдут пидзецы. Ну а кто пройдет, готовьте Куд…

Готы шли в полной безопасности, по крайней мере, они сами так считали. Уже несколько дней они не встречали никакого сопротивления. Правда с водой начались перебои, все колодцы и источники были отравлены, а поселения пусты, все жители сбегли, грозная весть летела впереди войска. Вот – вот начнется повальная жажда, но Германарих гремел перед войсками, что еще один рывок и перед ними самая полноводная река, хоть пей, хоть купайся, но они будут владеть этой святой Ра-рекой. Вот только возьмут одно святилище на горе, да порубят всех волхвов, обязательно вдоль, а то говорят, что они оживать умеют, да разметают мясо для диких зверей, как Сванхильду неверную, да к тому же здесь должны быть волки.

И волки появились, но это были волки из ведических лесов и страха они не знали. Впереди шло небольшое передовое войско, в пять сотен, вождь посылал уже несколько дозоров, но они, как в воду канули, а теперь вот волки… Впереди была огромная белая волчица, за ней до полусотни серых хищников, но это кажется не все, потому что вокруг все леса и пади наполнились воем и лязгом челюстей. Волки были везде. Воины были не из трусливых, они заулюлюкали и загремели мечами о щиты, ведь они были бывалые, знали, как отпугивать волков, но… Это были другие волки, волки Вещего Велеса и у них был урок, умереть, зажав горло врага, но не пропустить.

Но вот белая волчица преобразилась, шерсть вздыбилась, нос сморщился, обнажая оскаленные белые клыки. И неожиданно завыла таким воем, что кровь стыла в жилах, это был сигнал к атаке. В полной тишине сотни мускулистых, бесстрашных серых бойцов кинулись на противников. Сначала оторопевшие готы оказали серым какое-то сопротивление, но дальше ужас сковал их, волки ловко уворачивались от мечей и одним рывком достигали горло врага. Пытавшихся бежать, моментально настигали и рвали на куски. Вопли ужаса достигали даже Ураковой горы, достигли они и ушей Германариха и сильно смутили его. Но все же он двинул большую часть войска, выставив впереди строй копейщиков, ощетинившись сплошным рядом длинных копей. Первую дюжину волков готам удалось нанизать на копья, но белая волчица завыла, и серые хищники закрутили хоровод, заманивая вглубь. Готы приободрившись, двинулись вперед, вспыхнули в первых рядах факелы, освещая путь. Продвинулись готы сотни три шагов вперед, вдруг из чащи послышался такой лязг челюстей и заунывный низкий стон-рев, в явном мире таких звуков не было. И появились они, сотворенные из нежити, огромные, в два с лишним раза крупнее самого матерого волка, они медленно надвигались, слюна падала из лязгающих плотоядных пастей, а мертвящие глаза вводили в ступор любого смелого, вводили против воли в Навный Мир и воины теряли волю и решительность. Войско, а особо первые ряды, встали безвольно и нерешительно. У Германариха были в войске темные колдуны, те рекли, чтобы никто не глядел на пидзецов. И воины трусливо отвернулись, закрылись со спины щитами, и трясясь со страху решились дожидаться рассвета.

А волхвы на Ур-горе затеяли сакральное действо, под водительством Вещего Хранителя. Зажгли все костры, а Хранитель Яр, достав из пещер глубинных, огромный кристалл яхонта, выставил его правильно на месте Куда. Восемь сильнейших легли вокруг Куда, а шестнадцать волхвов встали с факелами в Коло-круг. Все действо священное остается Тайной! Ведь Тайна сакрального оружия должна всегда оставаться Тайной, даже в книге. Долго шло действо и наконец перед самым восходом из Куда поднялся прозрачный, сажени в две шар, отливался алыми отблесками, Хранитель сопровождал шар неведомой силой, поднял его и направил в сторону ошеломленного готского войска. Шар двигался, дойдя до готского войска, завис. Стражи, созданные волхвами из нежити с рассветом исчезли, воины воспряли духом. Германарих вытащив с лязгом меч, прохрипел:

- Вперед!

И тут шар покатился над войском, то что называлось у расенов Тягой Земной, была увеличена эта Сила в шестнадцать раз. И вот эта-то Сила и покатилась над готами, поток, исходящий из шара, не то что сминал воев, а расплющивал, и на земле оставались от них одни тени. Это было на самом деле страшно. Тени сотнями впечатывались в землю. Здесь царила Мара. Конь под Германарихом шарахнулся и это спасло упавшего короля. Шар прокатился мимо, лишь смяв стопу короля. От его крика войско, до этого неодолимое и цельное, распалось и побежало. А шар все давил и расплющивал, оставляя тени от отважных воев. Сила Куда таяла на глазах, наступала Ночь Сварога, Боги Светлые покидали Мидгард-Землю. И шар-Куд, сминая врагов и преследуя их еще верст десять, обессилил и в сопровождении Ясны-соколицы вернулся назад на Ур-гору и с тяжелым уханьем погрузился в недра Свят-горы. Усталость накатилась на всех, Хранитель Яр, как и все волхвы, упал в бездонный сон. Очнулся он от свинцовой усталости лишь через неделю. Встал, обошел владения, смерть-Мара царила везде.

А готы бежали, бежали отважные вои, потому что не встречались до этого с Божьей Силой, лишь у Дона Германарих сумел собрать войско в единый кулак, но неожиданно перед ним ранним утром встала во всем воинском блеске русколанская рать. И это было по-настоящему страшно, месть за Лебедь висела в воздухе впереди Буса, а пространство Белого Света гласило:

- Смерть за смерть, око за око!

Страх!!! Страх гнал Германариха на запад, готы позорно бежали, ведь побеждая всех, с Богами им воевать не приходилось. Три раза Темный Владыка пытался прийти к своему слуге – королю Германариху, но… у страха глаза велики, в себя он пришел и остановил войско лишь у Дунавия. А здесь его настигли все словянские роды, кои поднял и привел сюда князь Словен. Объединились словенские роды с войском блестящих русколан, а Бус, в знак дружбы послал своего сына Бояна к князю Словену стременным. Объединенное войско наводило ужас на Германариха, искал он пути примирения и не находил, слишком много злодейств совершил он. Нашел у него приют и старый знакомец Пустельга, да с ним еще несколько упырей, люто ненавидящих свою Родину и Буса Белояра. А злобный Германарих им был как отдушина, упыри выворачивались наизнанку дабы угодить ему. А сейчас король сам был в тупике и боясь полного поражения, выслал послов-переговорщиков для примирения. Те и прибыли, да предстали пред очи князя Словена и Буса Белояра. Много льстивых слов рекли, да просили мира.

Но выступил решительно Бус Белояр:

- Роды наши с древних времен были едины и чтили друг друга. И не раз соединялись Семейными Союзами, но мы, Бус и Златогор – братья, люто казненной сестры нашей Лебеди. Германарих пролил кровь нашего рода и пять лет разорял и жег наши земли, те земли, откуда вы сами родом. И нанес нам Германарих обиду великую, смыть ее можно только на Божьем суду. Мы со Златогором метнем жребий, кто из нас братьев Лебеди скрестит меч с конунгом на Божьем поединке завтра утром. Все, идите!

Наступило утро грозное, выстраивались полки русколанские в середине, а по бокам крыльями выстраивалась рать Златогора-волхва, с ним берендеи с Асенем во главе, а Волгар привел булгар, с другого крыла встали все славянские роды, могучий князь Словен стоял впереди. Бус со Златогором метнули жребий, кому сразиться с Германарихом. Выпало Златогору, Бус закручинился, в сердце навсегда осталась неотомщенная по заповедям Сварога, сестра Светлида. А Златогор радостный готовился на бой, одевал кольчугу позлащенную, да прилаживал шлем островерхий. Но взгляд Буса затуманился, он ушел во внутреннее видение, а оно не предвещало ничего доброго для Златогора. Какой-то непонятный подвох. А Германарих от страха не спал всю ночь, его трясло от предчувствия гибели. Да и не ожидал, что все народы на него поднимутся, видел, что эта объединенная сила сомнет его готскую силу. Оставался только один выход – Темный Владыка. И воззвал он к нему. И тот явился под самое утро. И когда готский конунг возопил о том, кто такие волхвы расенские и каким боем владеют, он глядел на него из под черного капюшона тяжело и неприязненно. Видел он, что слуга его становится немощным и ветхим.

- Я тебя выручаю всегда, когда тебе грозит гибель, а ты служишь мне плохо, гнездо волхвов на Ур-горе не смог разорить, ни одного волхва не разрубил, Бус ненавистный до сих пор жив. А долги надо отдавать. Ну, сейчас Златогор вызывает тебя на поединок, давай свою черную броню, плащ и личину, дабы никто меня не увидел. Обрежу нить жизни этому волхву. А сам сиди в шатре и нос не высовывай. Ярл Бикки пусть ведет войска.

А Златогор выехал на коне перед войсками, да вызывал Германариха на Божий Суд, расквитаться за честь Рода Белоярова, за Лебедь-Светлиду. Уже в третий раз выкликнул он Германариха, когда раздвигая ряды готов, выехал черный всадник в черном плаще и под личиной никто не признал подмены.

И сошлись всадники в бешеном галопе, разлетелись в щепы ясеневые копья, оба удержались в седле, обнажили мечи и яростно обрушил коловерть ударов страшных Златогор на противника. Ни один из воев готских не выдержал бы этого лютого натиска. Ведь Златогор был волхв высокого уровня и полностью владел всеми секретами тайного боя. И он сразу почуял, от скрещенных мечей неведомыми путями утекает сила ярая. Златогор искал защиту и не находил. Чуял, что это не готский конунг. И в следующей сшибке яростно закричал:

- Сними личину, ты не Германарих! Покажи лик свой и продолжим!

Но Черный Владыка лишь накинул капюшон на шлем. И он прилагая всю Темную, кощную силу и тоже не находил гибель Златогора. Но вот от удара темного, кощного меча слетел защитный доспех – Ратиборец, Солнечный знак-оберег. И оттуда, из жизненного центра-чары Перси проявилась Жизненная Нить, что соединяется с нитью Звездной Пряхи – Макоши. И узрел ее Темный – видящий невидимое. А Златогор все обессиливал, утекала сила. И когда вновь сошлись в жесточайшей рубке, Темный ухитрился перерезать нить Жизни, а Златогор, сползая с седла, успел сорвать личину и взглянул Темному в очи. Тот закутался в черный плащ и рванул галопом прочь, рухнул Златогор на Мать Сыру-Землю бездыханным. Горько возопил Бус-Белояр, понял кто поразил брата. Воззвал он к силам Вышним. И силы появились, из ближнего леса явились подоспевший Хранитель Яр со всеми волхвами с Ураковой горы, явилась с ними и Ясна, а с ней девы чародейные. С древнего капища, с реки Вороны подоспели также сильные волхвы – живые легенды древних Родов.

Вещий хранитель Яр, а с ним все волхвы, достали потаенные мешочки с землей с Мест Силы, да высыпали в длани и метнули вверх. Что за тайное действо они творили, грозные готы не поняли, но зато они увидели страшный смерч, он надвигался на них неотвратимо. На Стрибожьих ветрах несся сам Семаргл-Огнебожич, всепожирающее пламя жгло врагов Священным Огнем Расении. Стрибожьи ветра разметали рати готские, а Ясна со своими чародейками, выставили длани вперед и от их звенящих слов дрогнули колени у тех готов, что устояли:



- Слушайте Хранители, внимайте,
Волчицы Велеса пришли.
За деток,
За мужей,
За братьев,
Стоим оскалясь,
И млеко с вымени течет!
Мы жизнь родящие,
Любовь хранящие,
Мы были здесь,
Мы есть,
Мы будем здесь всегда!


С Ясной рядом стояла белая волчица, а ней ни много ни мало стояло где-то девять сотен волков. И раздался над полем страшный крик Буса:

- Варр!!!

Устремились, как ясны соколы на дичь, рати русколан, славян и других родов. Смяли оставшиеся ряды готов, рубили люто. Вгоняли их в прах, а в буре страшной проявились Сварожичи, впереди летела белая Матерь Сва, била крылами ворогов и видел Бус в лике ее, сестру Светлиду-Лебедь. А Хранитель Яр увидел старейшего Хранителя Аравана и отца Дажина из Слави, многие Сварожьи рати летели в этом Небесном урагане, сминая готских воев, свирепые волки рвали их на части. Черного всадника успели опалить огнем Сварожьим, дикий нечеловеческий крик поверг в ужас бегущих готов. Всадник, сломя голову кинулся в болота и растворился там, бегущие готы в панике тоже бежали в болота, сотнями тонули в подмерзшей трясине. Германарих метался в великом страхе, оглядываясь видел, что уже одна треть когда-то грозного войска погибла. Весь в грязной жиже, измазанный, он с трудом отыскал Темного Бафомеда и вопил в отчаянии и страхе:

- Гибель пришла! Помоги! Хотя бы в последний раз помоги, ведь все войско погибнет! Хоть какой-нибудь рубеж от них проведи, заслони!

Темный и сам получил свою меру возмездия, шипел от злобы и бессилия. Он по-настоящему боялся Сварожичей, ведь он знал, что волхвы могли его бессмертного погубить. Он уже почти ничего не мог. Самому бы ноги унести.

- Слушай сюда! Раб мой! Дунавий слегка покрыт льдом, я кощным жезлом укреплю лед на один мой час, созывай воев и убегайте на тот берег. Неверные подумают, что на тонком льду вам смерть, а ты их обманешь, когда они спохватятся, я подземным огнем растоплю лед, вот ваше спасение. А за это, сердце у Буса вырвешь и всю кровь с него сцеди, и доставишь мне. Все…

И исполнил Он обещание. Успели переправиться обезумевшие от страха готы, как вскипела вода за ними, истаял лед. Еле успели спастись первые ряды русколанских витязей, чуть не утопли в ледяном крошеве.

Опомнились и готы, почуяли себя в безопасности и вскоре стали насмехаться над ними. А волки выли бессильно на том берегу, ушла добыча…

Но не было препятствий для Сил Божественных. Воззвали Хранитель Яр, да Бус-Белояр, да со всеми волхвами к Матери Сва, да к Сварожичам. Завертелся смерч, дохнул в сторону Дунавия смертным холодом, да сковалась река ледяным крепким панцирем. Раздался боевой клич:

- Варр! Варр!

И полетели рати русколанские и славянские по броне ледяной. Ужас сковал готов. Увидев, как витязи, выставив вперед длинные копья, летят страшным всесокрушающим клином. Устрашенные, они побежали…

А Бус везде искал Германариха. Готов загоняли в топкие болота, где те и гибли без славы, как трусы, а не как вои. Разгром был полный.

Белая волчица показала Бусу, где стоял теплый шатер Германариха. Бус соскочил с коня, обнажив меч, вошел в шатер. Едва очи привыкли к сумраку, он увидел, что Германарих стоит, преклонив колени перед детской кроваткой, вокруг стояли раскаленные жаровни, и чадо Хлодвиг мирно посапывал в походной постели. Конунг почуял чужого, оглянулся, вскочил, вытаскивая огромный меч.

- Ты! Ты причина всех моих бед! Ненавижу!

И кинулся конунг, пытаясь поразить Буса. Но Бус был ловок и искусен в бою. Без труда отбив меч, Бус впечатал кольчужной рукавицей прямо в ненавистное старческое лицо, проклятия того захлебнулись кровью и осколками выбитых зубов. Бус крутанулся коловратом, и меч сокрушил крепкие черные латы короля, да вырвал два рассечённых ребра. Германарих рухнул, обливаясь кровью. Вот он валяется поверженный, униженный обидчик Рода его, убийца сестры. И Бус занес карающий меч, вот он миг расплаты…

Вдруг детский плач взорвал воздух, напитанный ненавистью. Бус повернулся, младенец Хлодвиг стоял и плакал, простирая ручонки. Бус оторопел, вот она кровь от крови, чадо его сестры. А тут этот растоптанный старик валяется в крови.

- Не ведал ты Германарих благородства, Веру Отцов попрал, сына и сестру мою погубил, Клятву попрал. Ты поверженный, кому ты служишь?! Знавал я твоего корноухого Хозяина, били мы его подлого и лживого. Я дарю тебе твою жалкую, ущербную жизнь. Иди отсюда жалкий, беззубый старикашка. Пусть на тебя полюбуется твой Хозяин.

Улизнул дряхлый Германарих, спас светлого внука, с ним вывернулись, да увязались следом Пустельга и с ним несколько славянских упырей-изгоев.

На Дунавии скреплялся союз русколан и славян и многих прочих славных родов. Ведь обрели мы сию землю концами мечей своих, на копье взяли, да полили кровью своей, по заповедям нашим, это теперь наша земля.

Готское войско было уничтожено полностью. Хотя потери славянского и русколанского войска были в десяток раз меньше, но все равно много славных витязей погибло, и лежали они, ожидая кродо из дубовых бревен. И лежал среди них славнейший из славных волхв – Златогор. Вои готовили дубовые стволы, расчищали ристалище, да на самом высоком холме готовили место под тризну. Вскоре все приготовления были закончены.

И взошел мудрый Бус Белояр к дубовой кроде с телом Златогора, да зажег ее, рвануло пламя в Небесную Высь.



Перун Боже!
Ушел в Сваргу Синюю верный воин твой, Даждьбожий внук, Златогор!
Он был Праведен и Благороден, Честен и Предан,
Верно берег он Землю Святую нашу Русколанскую,
И народ от беды всяческой, служа на ниве Воинской,
Чиста и светла Душа его!
Постоянно он Богов воспевал и Тебя почитал,
делами своими на ратных полях брани прославляя!
Ты заботишься о Душе его в Вечности Рода Всевышнего,
Чтоб имел он Светлый Путь и Счастье Бытия Вечного,
Ты защитишь Светлую Душу ушедшего от нас Златогора!
Слава Перуну!
Слава Перуну!
Слава Перуну!


Пошло общее кродо для всех павших воев. Волхвы проводили обряд праведно. Слово-призывание рек Вещий Яр:



- Вещий Ворон, Божья Птица,
Тебе дома не сидится.
В небе реешь, зришь и граешь,
Души воев прибираешь.
От Иных оберегаешь,
В Вирий Сад сопровождаешь.
Пред Судом их укрепляешь,
Пред Богами омываешь.
Ты во всех стихиях реешь,
Вездесущий, многоликий,
Прилетай к нам, Ворон Вещий,
Ныне праздник твой великий!


Проявился огромный ворон из Иномирья, сел на дуб перед Вещим Хранителем, а тот принялся за заклинание:


- Ворон в поле вылетай
И родню всю собирай!
Принесите в клювах птицы
Мертвой и Живой Водицы!
Перед дверью в Город Света!
Видим родичей мы лики.
Ныне в Сваргу дверь открыта,
Ныне Душ Исход Великий.
Через Лету, через Кроду
Долог путь их был ко Роду.
Рейте, Вороны, летайте
И водицей окропляйте.
Чтобы Душам излечиться,
Обрести мир и покой,
Их омойте, Божьи Птицы,
Мертвой и Живой водой!
Ворон Варуны, грай!
Иных гони, Души спасай!
Ворон Варуны, грай!
Иных гони, Души спасай!...


Граем наполнилось пространство Белого Света и исчезло в Иных Мирах.

- Пусть на Балканах – живёт род Волгара, а в Тавриде будет править род Гвидона! Роду Словена отойдёт это место великой битвы, здесь у карпат, где Марава впадает в Дунавий будет править могучий князь Словен. Каждый из вождей рёк своё Слово, а затем скрепили Святой Клятвой, призывая Матерь Сва.

Тризна была великая, на высоком холме расстелили ковры тканные, да холсты белые. Поставили ковши разные с медовухой, да пшеничную кутью. Всё поле тоже покрылось белыми холстами, да конскими попонами. Вожди встали в Коло-круг, вокруг свято-кострища. Да поднял Бус Белояр братину златую, да великую – плеснул первую требу в огнище. Да рёк:

- За Богов наших и светлых пращуров, за павших витязей, да за светлого Златогора. Слава! Оомм!

Много славных слов было речено в тот памятный день. Много было поднято солнечной сурицы, много бочек пива и вина грецкого, захваченного в готских обозах было вскрыто в войске объединённом.

И вдруг радостный гвалт был прерван сыном Буса, ударил он по гуслям звонким, да разливчатым и запел Боян гимн Славы:



- Пьющие мёд в гостинных палатах
роды князя Словена Старого,
те, что изгнали лютую мглу от Непры реки,
слушайте песнь Бояна!
Будем сынами своих отцов!

Нас роды гибнущие позвали –
мы снарядили коней и помчали,
строясь у княжьих рук.
Видит очами истину Боян!

Ты наших воев возглавил, князь!
Полки на незванных готов!
Кто при тебе ехал слугой?
Боян – младой стремянной.

Ты, князь, промолвил родимичам:
- Го-о-ойя!-
кимрам, дреговичам и земегалам,
чтоб звали сынов на рать.
Гимны Боян запел –
- и потекли сотни воев!
Волхвы пришли и голядь,
корень от Руса их происходит.
Так же как руки плечам нужны –
князю нужны те мужи.
Князь наш Словен очами сияет –
летом так Солнышко припекает!
Вкруг его кмети – витязи ярые –
белы месяцы Белояровы!
Если Боян видит князя Словена –
сердце трепещет, как дерева лист,
застит тучею очи!

О земеголы, к вам воспою!
Вы даром кормили, поили меня –
и грянул глас руса, кого наставлял
сам князь старый Бус –
Бояна отец.
О Бусе – отце молодого волхва,
о том, как он бился, врагов поражая,
пел волхв Златогор.
Златогоровы гимны – воистину вы хороши!
Он пел, как Чигирь-звезда
летела в огне драконом,
сияя Светом Зелёным.
И сорок волхвов чародеев,
в Стожары глядя, прозрели,
что меч Яра Буса в Кияре прославлен!
И как Златогор отца воспевал
старой былины слогом,
так и я, Боян, ныне пою
и славлю – кого люблю.
Рёк Германарих: - Й-о-хо!-
Великие воды узрят мои вои,
богов киммерийцев и волхвов!
Мы кимров и волхвов изгоним!
Но не варяги – ясуни.
И вождь наш концами мечей
изгнал чужеземцев – гостей!

О Старый Словен, воздай по заслугам –
дай долю тому кто смел!
О Боян, войди снова в силу!
Пропел песнь кому – благое тому!
И так суда Велеса нам не избегнуть!
И славы Словена не умолить
И меч то Бояна - ясный язык.
И в память волхва Златогора мы пьём!
То Арию память и Скифу то гимн!
Злата шеломы на тризне сыпь!
Скрепляя славян союз!


Затем снова взял слово Бус Белояр:

- Князья мои, витязи, все старые и молодые! Помянем всех почивших, за Русскую Землю жизнь положивших! Да помянем Светлиду и Златогора! И с великой воинской честью вернёмся на родные земли. Всем воям – речём мы хвалу! Всем родовичам – великую славу! Восславим Бога Вышнего, и Светлую Матерь Сва!

А весть о великой победе гимном Бояновым разнеслась по всему Белому Свету. Узнали о победе и в Риме, и в Константинополе. Слава победная гремела от свят-Ра-реки, от Белого моря до Срединного моря.

А беглый Германарих прибыл в свой стольный град - Асень. Явился он на круг конунгов, но не было с ним войска, была с ним лишь жалкая кучка славянских упырей. Просил он круг дать ему свежее войско, но встретил угрюмый отказ. Его здесь больше не воспринимают королём. Ведь ты держал в страхе не только побеждённых, но и самих готов, где войско? Конунг? Вопросы. Тяжелым железом ложились на него. Ты истребил самых достойных воев, всех кто тебе стоял поперёк, ты сгубил своего сына, лучшего из лучших, ты сгубил жену Сванхильду и тем самым развязал огонь войны. Ты пошёл завоёвывать земли Одина, где жили наши предки, с тобой не вернулось ни одного сына нашей Земли, один сброд изгоев. Войска ты не получишь, единственное что можем тебе дать – твою жизнь. Живи как можешь… угрюмая тишина стояла свинцовым туманом, тишина осталась и в жизни когда-то великого Германариха, а это было намного хуже смерти. И осталось ему ходить, по землям готским, где его все сторонились, хотя у него была полная сума злата. Ходили за ним сначала и славянские изгои, но потом бросили, пошли искать лучшей доли, или нового, Сильного Хозяина.

ПРОДОЛЖЕНИЕ- http://ladstas.livejournal.com/373404.html
Tags: Бус Белояр, Древняя Русь, Летописи Прошлого, Русколань, Славяне, Тайное
Subscribe

promo ladstas december 22, 2019 05:42 21
Buy for 20 tokens
Зимнее славянское Новолетие по славяно-арийскому кОлендарю, Коловорот-Новое Коло (новый круг Яр-Солнца) начинается 13 Бейлетъ - месяца сороковника Белого Сияния и Покоя, или 23 декабря 2019 (по древнему славяно-арийскому кОлендаря-КолядыДару - с 18 часов по местному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments