ladstas (ladstas) wrote,
ladstas
ladstas

Уроки Славянской магии (волошбы) часть 2

Чтобы Силу обрести – надобно удерж всякий познать. Но удерж особенный, магический, наставниками смертными заповеданный. От желаний плотских, от потребностей чрева ненасытного, от слова пустого, от ока бездельного. Будет прок, если жажду свою силой своею сделаешь, а как сделать – никем не сказано, одному лишь Николе ведомо. (Это действительно так в арийских ведах сказано: 2.9.24. Аскеза является источником всякой силы.)
Сделаешь – царем незримым сделаешься, Силу обретешь сказочную, моря и земли далекие преодолевающую. Но коли не сделаешь, а только сдюжишь, перетерпишь – не будет от этого толку никакого, окромя того, что трудности лихие лучше других переживешь, если придут они в дом твой… А еще – помереть возможно от слабости, или погибнуть, когда испытание тебе дается.


Удерж от желаний плотских трудно мне давался. Три дня был удерж, потом – девять дней и девять ночей, потом – тринадцать и сорок. И только в 1944 – 1945 годах здесь, в Софии, Силу принял я большую, триста девяносто дней и ночей плотской жаждой испытуемый. А тогда, после сорока, повел меня Никола в лес с раннего утра июльского. Два дня и ночь еще он вел меня неведомо куда – и остановился внезапно, словно сигнал ему был какой. «Будет тебе, Андрюша, суровое испытание – учти, помереть можешь, сгинуть, волками быть съеденным, медведем подранный. Знаю это, поэтому не неволю – если удумаешь – хорошо, не удумаешь – воля твоя, только отрекусь я от тебя опосля этого». Согласился я, не раздумывая. Достал он тогда из котомки своей коробочку берестяную, дал мне. «Средство, – говорит, – там особое, для тебя изготовленное. Я сейчас уйду, и как только скроюсь за деревьями – ты глаза покрепше закрой и вотри того, что я дал тебе, бровей чуть пониже, затем ляг – и на земле лежи, пока сверчок под ухом не засвербит. Тогда встанешь – и возвращайся домой».

Сделал я все, как он велел, в точности. Сверчок запел – поднимаюсь я, а в глазах темно. Не вижу ничего. Слеп стал. Слепит, выходит, эта мазь Николова,. Прикинул я про себя – верст эдак сто мы с Николой отмахали, не меньше… Страх в меня вошел нечеловеческий, скрутило всего, к земле потянуло. Лег я на землицу, дрожу листом осиновым, руки-ноги под себя поджал… Пополз потихоньку, знаки на деревьях поискать… Семнадцать дней я плутал, по-зверьему шел, на четырех, ягоды ел, траву, грибы некоторые. Зверя чуять стал, различать – зайцы, секачи, лоси, с медвежонком малым нос к носу стоял, не знаю – то ли прибили мамку его, то ли рядом где-то была, но не пошла… Свезло мне, в общем. Волки не встретились, секач не пропорол, два последних дня ногами шел – чуять сначала стал, словно видеть, а опосля и видеть вовсе взором особым, внутренним. Вернулся в Кривошеевку, значит. Никола сказал: «Слеп не будешь, но обожди, на новую луну поправлю, не раньше»… Время пришло – в ночь прыснул он мне в лицо чем то, вонюче – спасу нет, спать наказал. Но прозрел я тут же, ночь в глаза брызнула. Это, не испытал – не поймешь, когда ночь ярче дня ясного кажется… Сдюжил я – я вот двое не сдюжили, хотя старше меня были и опытнее. Один сгинул навечно, другого медведь подрал насмерть. Вот это и называется, удерж от ока бездельного. Глаз-то у нас всевидящим себя мнит, всеведающим, всезнающим, но закрыть его стоит – и беспомощен ты, словно болезнь страшная тебя одолела. Пуст взор у людей нынешних, как и речи пусты ихние, но обретешь взор внутренний и мысль громогласную – и пустое пустым перестанет быть. Вот что такое Магия Смертная.

Тринадцатый день допроса

Следователь: – А Хранители ваши как же?

Стоменов: – Хранители нам подсобляют, каждому в отдельности – от всякой случайности берегут. Чаще всего незримы деяния ихние, живешь ты спокойно и безмятежно, потому как многие беды они отводят. Но и приходят к тебе нередко, ответы дают, назидание делают или предупреждения разные.

Хранитель – он как оберег будет, он к роду твоему отношение имеет мельчайшее или не имеет его вовсе, а только о сохранении тебя печется. Поэтому светло мне живется, безоблачно, сладостно.

Еще вот чего поведаю. Когда человек случайный или намеренный тебе помощь делает, он потом всю жизнь свою в ожиданиях награды.  Говорится в книгах – дескать, стучи и откроется, но говорю я тебе: не стучи вовсе, или колотись только по нужде смертной. .. Кровью истекаешь если, то к тому стремись, кто залечит рану твою, а поутру и не вспомнит, что ушел ты, не благодарствуя и не прощаясь. Вот добро истинное.

Допрос, день четырнадцатый

Стоменов: – На каждое явление бывает оппозиция его. День и ночь, черное и белое, добро и зло. Величайшая антитеза – это жизнь и смерть:. Смотрите определенные ритуалы основаны на противоположностях. Поэтому если хочешь Силу обрести великую, то пользуй то, что противоположность твоя. .. В противоположности твоей всегда Сила больше, чем в тебе, и эту Силу использовать умей ( умей объединить силы).

Например чтобы приобрести ясновидение надо ослепить себя на время, чтобы силу найти в противоположности спрятанную. Так и со мной было. Бродил я, не зрячий, по лесу – слух обострился, нюх собачьим стал, а потом видеть я стал взором внутренним… Сначала – ночь от дня различать стал, потом деревья и пни узрел, а уж потом букашечку каждую на землице разглядеть мог. Вот и получил ясновидение. Вижу я мир очами своими, но земли и моря иные, далекие, зреть могу тем взором, что в лесах мне открылся.

Если чревоугодничаешь ты – Силу в голоде великом найти сможешь. Пищи себя лишаешь умело, потребность свою преобразишь умеючи – и потом не только голод случайный сдюжишь, но и пищу правильную различать станешь, чрево насыщать с толком великим. Удержишь если, и не крикнет естество твое криком громким, когда страх в нутро твое закрадется неведомый, – кликнуть духом своим сможешь, да так, что на земле иной, далекой, услышать можно будет. А если жить хочешь надежно, неопасливо – мертвых бери в сообщники свои, хранителями своими сделай. Любая охрана земная столь же смертна, как и ты сам, только мертвый всеведущ, уберечь тебя сможет от всего, от чего никто не уберегет.

Следователь: – Андрей Николаевич, скажите, какая нужда мертвых о судьбах ваших печься заставляет?

Стоменов: –Так уж в мире устроено. Жить хочешь ладно, уверенно – к мертвому ближе будь, а помереть хочешь скоро – жизнелюбствуй и траве мураве хвальбу сочиняй. Те, кто смерти страшится, о жизни вечной думу думает, первые жизни лишаются, и не потому, что они страхом обуяны, а лишь потому, что силу в слабости найти тщатся и мир иной не почитают. Но заметьте, равнодушных к смерти хранители тоже в почет не берут. Уважение к миру смертному, мертвых почитание – вот что надобно, чтобы жизнь долгую и надежную иметь.

Следователь: – Значит, чтобы жить хорошо, нужно мертвым поклоняться?

Стоменов: –  Если ты, как в церквях, челом бить станешь,  гроб лобызать, псалмы читать – проку то от поклонов твоих? Уважай смерть духом и сердцем своим, хорони покойников добротно, лютости не имей к царству мертвому – вот и все, что от тебя надобно. Можешь умершего схоронить богато – хорони, средств не жалей, не можешь – бедно могилку справь, но с большим почтением. Будь мудр, когда дело это делаешь: в гроб вещи, покойным любимые, положи обязательно, непременно, но упаси тебя вещицы свои класть или другие чьи-то… Посему правда такая есть – подложи в гроб покойничку вещь какую-либо, человеку принадлежащую, которого погубить тебе надобно, – и приберет скоро к себе этот покойничек. Только люди, это делающие, не ведают, что дело такое можно делать, если поддержку хранителей имеешь, ну а если нет – рисковая затея сия, сам жизни лишиться можешь…

И знай в убиении нет  особого удовольствия.

( Веды говорят убивать можно только за особо злостные преступления : 4.14.34. За оскорбление Богов божественные рахманы решили убить царя Вену, они дали волю своему гневу и звуками Хум (магические гимны) повергли его на землю и он пал мертвым. Затем рахманы совершили омовение и положили жертвенные дары в огонь, прославляя Богов.)

Убийцы убийства ради, сладость его вкушающие, во множестве на земле этой ходят, только судьба у них незавидная будет. По природе устроено – волкам косулю порвать, голод насытить, не грех будет, но не убьет животина животину одного только убийства ради. А вот среди людей такое встретить можно, бывали такие, да и будут еще, тезки Щикатилины всякие (Кривошеев предсказывает появление известного российского маньяка Чикатило. К тому же Кривошеев называет его тезкой, а Чикатило звали Андреем). .. Ленина вашего из дома его выкинуть захотят, схоронить обычно, но нельзя этого делать никак, так Андрюха - висельник мне сказывал. Беды тогда ждут Русь великие.

Четырнадцатый день допроса:

Стоменов: – Противоположность, великое чудо, но есть  каверза. Вы стремитесь все понять с позиций – «черное иль белое». Смотри, как выходит: если здоровье человек имеет крепкое, то силу большую он через небольшую хворь обретет.  Иммунитет называется.

Стоменов: –  Сила всегда там, где тебя нет, то бишь в противоположности твоей. Она, Сила эта, всегда ускользает от тебя, и это надобно всегда помнить. Куда бы ты не встал – в том, что напротив тебя, всегда Сила большей будет, но как только ты противоположность пользовать начал – то, чем ты был  усиление поимеет. Оттого и выходит, что путь единственный и непримиримый всегда слабый есть. ..

И вот еще что скажу,  если ты Силу великую иметь хочешь  – то своею оппозицией стань на какое-то время.

Сила могучая в противоположности скрыта. Возьми хотя бы немцев – они миролюбивыми стали, и живут сыто потому что противоположность свою обрели. Ну а век этот выйдет, опять немец зашевелится, потому как  Сила прошлая слабить начнет…

Пятнадцатый день допроса:

Стоменов: – После того, как молчал я сорок дней и сорок ночей.  Никола  отправил меня в лес. Только темнеть начало, гляжу – волки, взяли меня в круг. Залез я на дерево. Темень быстро пришла. И такая сонливость меня взяла после этого – спасу нет, со сном борьбу веду, да только не выходит у меня ничего… Встрепенулся я, понял, что помощи не будет и выходит только, что сдюжу если – ладно будет, а нет – сожрут меня звери… А дальше Прошел вдруг озноб мой, страх смертный исчез куда-то, сонливость пропала, и вокруг меня словно светлее стало. Вижу все отчетливо, как днем: волки в разные стороны бегут. Раз, – и не осталось их ни одного. ... Встал я – и такую силу в себе почуял .. Такое чувство, будто землю всю нашу на плечо могу вскинуть да понести.  Вот так я муку сонливую и выдержал. Силу иметь, чтоб врага сокрушить, – не велико искусство. Сила истинная Магическая – обессилить мир окружающий для покоя твоего, да для дел тех, о которых хранители заповедывают. А чтобы Силу эту, если имеешь ее, не утерять, не растратить почем зря – надобно уметь эту Силу приумножать периодически. Если ты человек обычный будешь, но Силу обрести хочешь нечеловеческую, то удерж разный познать тебе надобно в мере необходимой, и если достойным будешь в этом – и Сила будет у тебя.

Есть эгрегор  царства смертного. Ничего на свете нет сильнее этого: все переменчивым будет – идеи разные, мыслишки, веры, религии – только Смертная Сила вечна. Присоединись к эгрегору этому, потому как питает он нас Силою и энергией.

Следователь: – Скажи, Андрей Николаевич,  обычный человек, тебя послушавший – сможет ли он магом сделаться?

Стоменов: – Сможет,  да только выйдет из этого толк немногочисленный. И дело в том, что больно уж сор велик в головах людских. Маг Силы Смертной не ведает, что такое разочарование, потому как принимает мир таким, каким он себя предъявляет.

Шестнадцатый день допроса:

Стоменов: – Когда по величайшей необходимости убиваешь человека  – без лютости душевной делай это, а к помершему тем более злобы не храни. Могилки все почитай, в них Сила для нас и хранителям нашим отрада будет. …

В двадцать втором году, когда я с Николой и Игнатием по Украине бродили, подошел к Михаилу Ивановичу Калинину старичок один седенький Василий. И говорит ему: «Ты, Михайло Иваныч, меня послушай, потому как этот разговор тебе потом сгодится, жизню тебе поберегет. А сказать я тебе хочу вот что: скоро помрет Ленин ваш, Ульянов. Ты не дрыгайся, Михайло, а слухай спокойно. Так вот, схороньте его особенно, как управителей многих древних хоронили, земле его не предавайте, а сладьте избу ему почетную – и Силу получите великую. А для тебя говорю особенно, Михайло, потому что укроет тебя это от смерти случайной». Сказал это Василий Калинину, да и след его простыл. И Михаил Иванович видимо, не забыл об этой встрече. Он предложил Ульянова на особый манер захоронить, а Иосиф Виссарионович поддержал ее горячо. Слухай еще историю.

В 1973 году один человечишко недалекий приноровил на себя бомбу самодельную, чтобы Ильича, значит, взорвать. Вышла, однако, оказия в замысле его… Человечишко-то сгинул, а телу Ильичову хоть бы хны. Ни повреждения, ни царапинки, чудеса – да и только. Вот так-то, ребятушки, в смерти Сила великая имеется,  знай о ней – и не сладят с тобой ни умысел, ни случай…

Русский люд говорил раньше: «Покойника не поминайте лихом». Теперь говорят иначе: «Не поминайте лихом», по сути – о себе как о покойнике просят. И ничего худого в этом нет, смертный час не приближается. Уважь смерть чужую – защищенней будешь на свете этом, почитай Мертвых – Сила к тебе придет, могущество великое. Не отнимай у мертвого того, что положено ему никогда не мути мир иной,  кровью и жаждою зальют они землю нашу.

Следователь: – Скажи, Андрей Николаевич, –  польза есть от тебя и магии твоей людям другим?

Стоменов: – Со смертью сдружишься – жизнь посеять сможешь. По деревням много старух, которые кровь заговорить смогут, чтобы течь перестала, да не найдешь таких, что слово шепнут – и кровью изойдешь.

Есть закон магический, который ведает, что все предметы, находившиеся в контакте, продолжают взаимодействовать после разделения. Закон этот славу дурную имеет, так как пользуются им исключительно для того, чтобы человека портить или здоровья его лишить, а то и жизни. Если вещица с человеком соприкоснулась, то, вещицу эту используя особенно, можно не только болезнь причинить, но и от хвори поправить; можно не только жизнь забрать, но и сохранять ее надежно, как оберег иногда сильный хранит. Вот расскажу я тебе о принадлежностях людских, в Смертной магии особенную Силу имеющих.

Если далек человек от тебя, в тысяче верст расположен, а тебе иль помочь ему надобно, иль жизнь его забрать – обратись к хранителям своим, чтобы сказали они тебе точную дату рождения человека этого. Если баба это мужняя, с фамилией чужой – узнать надобно, как по родителям она называлась. Еще хранитель сказать тебе может, как кликали человечка этого, прозвище его или имя ласковое. Этого достаточно будет, чтобы Силу над ним возыметь на веки вечные. Ну а если близок человечишко – многое из потреба его годным будет:

Волос его,  ногти, зуб, кровь.  У мужика еще, ясное дело, семя, а у бабы – выделения ее кровавые… А если кушаешь с человечком нужным – хлебушек, им кусанный прибери, из вещей особо годны сродненные с ним предметы. Попало тебе это в руки – и царем судьбы человека этого сделался.

Еще хороша фотокарточка или портрет художественный. Но самое средство сильное – земля могильная, где родня его похоронена. Обращаться с ней нужно осторожно, особенно если не ведаешь, для чего это надобно…

Все, страшатся, когда покойничек снится, дурной приметой это считается, смерти предвестником… И правда, и неправда в этом сокрыта. Привиделся тебе мертвый во сне – благодать в этом, и худо с человеком сделаться может, если он прихода этого страшится. Многие поминать покойного начинают, блины да кутью готовить, да только не еда со стола вашего нужна ему, а духа вашего почитание и уважение. Тогда он от смерти скорой оберечь сможет, хранителем незримым стать, а по смерти вашей примет радушно.

Расскажу я еще историю одну. Было дело это в июне 1941 года, а если точнее быть – то в ночь с 21 на 22 июня – один весьма научный букашка человечий спустился во вскрытую гробницу Тимура, завоевателя великого, кровожаждущего, и череп Тимуровский в руки берет, а что через несколько часов случилось – война. Можно сказать – мол, случайно все это вышло – да только говорю: не случайно все это!

Стоменов: – Я смерть свою знаю, и время ее…. Моя душа прозрачна, прозрачнее родниковой воды будет.

(Арийские веды говорят: 2.1.12. Какой смысл в долгой жизни, если она не прибавляет опыта? Лучше прожить один миг, но в полном сознании.)

Шестнадцатый день допроса:

Стоменов: – Тут я одну вещь сперва сказать должен: у люда простого смерти печать появляется примерно этак за неделю и увидеть ее можно. Так вот, главное в предсмертье не то, когда сама смерть приходит, а тогда, когда эта печать самая проступает.

Следователь: – А про загробную жизнь поведать можете, Андрей Николаевич?

– Почему не поведать, коли знаю? Чтоб с мертвой душой сообщиться – никакой науки особой не надо, они и так всегда с нами рядом ходят. Только кликни про себя – душа какая-нибудь да заявится… Умершие из царства смертного могут прийти по зову твоему. И хоть далеко не каждый проявить их может, но если по силам, то почти любого зазвать можно.  Ничего особенного делать ненадобно. Просто сядь тихо, в уединении, глаза свои закрой да позови мысленно, кого захочешь: тут же он пред тобой и покажется. Только подумай о нем, он уже и здесь. Одно только должно и быть, что дума твоя о нем, зазывная . Тут ты с ним и говори. Только рта своего не разевай, думою спрашивай. Думой и ответы получишь, коли он говорить с тобой станет. Живых людей зазывать, как и покойников, можно. Как покойник к тебе по первому зову заявится, так и живая душа. Разницы нет. Только людям все Наполеона дух подавай или Ульянова. Детки много большего взрослых видят, потому как разум у них ясный, светлый, да только взрослыми он у них и отнимается. Калякает дите с домовым, иль с духом каким-нибудь, а папка с мамкой ему говорят, что, мол, не придумывай да ерунды не говори, потому как нету никаких духов, душ, домовых и русалок, а все это выдумки и сказки. Вот так деток разума их ясного лишают, слепыми делают, хоть и глаза открытыми остаются. А душ мертвых великое число по земле этой ходит, только чтоб заговорить с ними – вновь научиться надо этому.

Царство мертвых необозримо будет. Нет там границ никаких и нет места такого, куда душа бы смертная забрести не смогла. Вы вот звезды далекие рассмотреть тужитесь, а духу смертному на той звезде побывать, что тебе голову повернуть.  Ад и рай, в тебе самом заключаются в полной мере. Вот возьми мужика  к хмелю пристрастившегося,  – помрет он и будет ему вновь мука вечная, потому как страсть имеет эту, а удовлетворить ее нет у него возможности никакой. Сила в царстве загробном берется с места противоположного, то есть с миру нашего, земного. Поэтому покойнички бессчетно по миру этому ходют – чуют Силу, да только приобщиться к ней не могут. Это как людишки, что в дом Ленина толпами огромными прут, – чуют Силу, да только не ведают этого, а если бы и знали, то взять не смогли, потому как не умеют этого.

Бывает так, полюбила баба мужика какого-нибудь, а мужик ее замечать не хочет. Баба помаялась, мысль дурную имеет – не жить, мол, без него – и в петлю. Да только бабе той и на свете том бессчетно муку принимать, другого ей не дано будет. И не от того, что убила она саму себя, грешница и божья преступница, а от того лишь, что саму себя наказала она на веки вечные… А другие – жили долго и счастливо, да и умерли они в один день – так они, и на свете том всегда рядышком будут, в любви, покое и согласии великом. Вот оно какое будет, царство небесное. Суд там всегда над собой сам чинишь.

А посему выходит что рай если обресть хочешь на свете ином, то живи, как угодно душе твоей, только умереть сумей бесстрастно, страсть свою с собой не захвати. Как раньше бывало – старится мужик какой-то, так и от утех плотских отходит, горькую не пьет и интереса не имеет, зла ни на кого не держит, о богатствах и добре не печется – вот и умирает тихо, покойно, и в царстве небесном жизнь покойную имеет. А умрешь если у сундуков своих огромных, кручинишься о деньгах своих непотраченных – вот и прими на том свете муку бесконечную, тобой же порожденную…

(Арийские веды говорят о том же: 1.13.20. Все, кто находятся под властью времени, должны будут расстаться со своей драгоценной земной жизнью, не говоря уже о богатстве, детях и другом.)

Семнадцатый день допросов:

Стоменов: – Спросить хочу назовите мне слова, которые хвори означают разные…

Следователь: – Болезни? Да сколько угодно! Свинка, желтуха, рак, изжога, диабет, инфаркт, эпилепсия…

Стоменов: – Будет, будет! Ну а теперя слова мне скажите, что здоровье означают?

Следователь (пожимая плечами): – Здоровье и будет, как еще назовешь? Болезней много, а здоровье одно будет, Богатырское здоровье, сибирское здоровье…

Стоменов: – Гляди, как выходит, слов болезных много придумали, а вот слов, про здоровье сказывающих, не имеем вовсе. Поэтому правда такая будет: если желаешь людям послабление от хворей дать великое, то так надо сделать, чтобы слов, здоровье подразумевающих, было у человека на уме не два или три, но тыщи две, а то и больше. Попомнить нужно крепко: чем больше больных слов, тем хвори больше. Строго-настрого наказ нам дан Николой – словам хворным ходу не давать.

(следователь встает, подходит к Стоменову и отстегивает у него наручники. Стоменов блаженно потягивается и потирает запястья)…

Стоменов: – Ой, спасибоньки, уважил старика, а то затекли ручонки то мои… (следователь садится). Вот эти твои действия, мой ответ тебе  по поводу, где я документ взял… Я ж тебя, отмыкать меня не просил, ты сам это сделал по моему мысленному приказу!

Стоменов: – Имеющий Силу может сделать так, что другой человек выполнит его желание только потому, что он правильно его подумал… Не обижайся на меня, я не со зла это сделал, а только чтоб ты не сумневался в том, что я ведаю. Я тебе ПОКАЗАЛ, чтоб не докучали мне вопросом назойливым, где я документ достать изготовился.

Стоменов: –Сказывал я, что сорок деньков удерж молчанием имел, и как у меня крик безмолвный вышел. После того позвать мужика деревенского мог я завсегда, как бы далеко от него ни находился. Хошь – пять верст, хошь – сто.  .. Как мне тебе растолковать, что я мысль свою твоею сделать могу. Будто бы у тебя она родилась в головушке твоей, а ты ей и ход дал надобный.

Восемнадцатый день допроса

Стоменов: – Про шапку –невидимку говорил я? Говорил. Как хвори многие одолеть – говорил? Говорил. Как Силу Великую обрести – сказывал? Сказывал… Но только я многое уже сказал, да малое принято.

У людей все просто выходит: ты сказывай, а я исполню в точности. А ты пойди, как в сказке, туда – не знаю куда, да еще найди кое-что – тогда или Магом сделаешься, или разум утеряешь, или сгинешь вовсе. Есть карты одни для гаданиев – так вот, там первая карточка будет Маг, а последняя – дурак (имеются в виду карты ТАРОТ.)

Когда удерж я познавал вначале голодом, потом сна лишение, молчание сдюживал, тяги плотские, не о том я думу имел, что, мол, удержусь да и стану Магом великим. Если ты за мыслею этой вслед пойдешь, то, конечно, сдержаться можешь, да только проку от этого будет негусто, – удерж познавая, Силу в этом найти сумейте…

Стоменов (блаженно улыбаясь): И вот еще чего сказать  люди  для удобств своих, магию  на Белую да Черную поделили… Магия – она магия и есть, не черная, и не белая, и не какая другая. Она ни цвету не имеет, ни добра или зла.

Восемнадцатый день допроса:

Стоменов:  Не пойми превратно, природе нужды нет в убиениях – но борьба ей надобна, потому как основа это успешного выживания и силы. Человек Силу обретать может в противоположности своей. Главное – науку понять, как с законами природными ужиться, и им не противословить…

И если прозреете, что нет на белом свете ни добра, ни зла, а есть белый свет этот то мир посему чуточку вернее сделается. Маг Смертный не тратит жизнь свою попусту в борьбе вечной за одну из идей, которых на земле неисчислимое множество. Три надобности его главных, как звезды яркие, ведут его. Первая – это обессиливание врага своего случайного. Оттого не делаю я разрушений и не гублю живое, против меня поворотившееся, – я лишь силу у него отнимаю, бессильным по отношению к жизненности моей делаю. Второе – тело и разум свой содержать в чистоте и удовлетворенности. Телу здоровое существование надобно, питание и питье разумное, утехи плотские и ум ясный, потому как последнее многим хворям порождения не дает. Третье же – Сила великая, дух степенный и радость жития бестелесного. Первая звезда трудов великих стоит и дается не всем. Второе союзом разума и тела обретается.  И третье для того имеется, чтобы Силу, в науке Магической усвоенную, укрепить и упрочить, да умирание будущное принять легко и столь же легко в мертвом царстве существовать бестелесно.

Двадцатый день допроса,

Стоменов: - Магам уходить из этого мира  во время наказанное надобно, а как уход сделать верный? ...

(еще раз напомним  путь ухода из этого мира людей обладающих силой, если они её ни кому не передают, смотрим примеры из ВЕД:  «1.13.28. Так как наступила эпоха, которая лишает людей хороших качеств (Ночь Сварога), необходимо (для того чтоб благоприятно покинуть тело) вернуться (из Индии) на Север в божественные края за Гималаи.

1.13.31. ...Совершая огненное жертвоприношение, необходимо выразить почтение волхвам и прославить своих Богов и Предков.

1.13.52. Отправляясь на Север, необходимо достичь Священной Небесной реки Йа (Иртыш). Это место называется Семиречье.

1.13.53. Находясь в Семиречье, надо принимать каждый день омовения и совершать Огненное жертвоприношение, и вместо пищи употреблять только воду, контролируя ум и чувства.....

1.13.54. Сев с прямой спиной и управляя дыханием, нужно направить свои чувства и ум на личности Богов, став невосприимчивым к скверне.

1.13.55. Соединить свое истинное «Я» с разумом и, зная о всеобщем единстве с Богами, вырваться из мира Яви и достичь Духовных Небес.

1.13.57-58. При этом, примерно через пять дней, тело сгорает в огне мистической силы (внутренний огонь тела) и превращается в Свет (в свое время это проделал Иисус Христос, оставив только след на плащанице). На Кавказе для такого ухода наши предки использовали дольмены, в некоторых уже в наше время находили скелеты в сидячем положении, это останки тех волхвов, которые не сумели вызвать внутренний огонь, вырвавшись Душой из тела. В наше время тоже зафиксированы случаи спонтанного возникновения мистического огня, когда человек сгорает изнутри, а одежда остается.)

4.4.24-27. Сати (дочь Дакши) села на землю в надлежащую позу, лицом на север, окропила себя водой и устремила жизненный воздух вверх и привела его в равновесие в области пупка. Затем она направила жизненный воздух, соединенный с интеллектом, к сердцу. Оттуда подняла его по легочному проходу к межбровью и, чтобы покинуть тело, начала медитировать на огненный воздух внутри тела. Сосредоточив мысли на Боге (Живе) и медитируя на стихию огня, она оставила тело, которое охватило яркое пламя.

4.23.5-10. Решив покинуть свое тело, Притху, стал мало есть и пил только воду, а потом вовсе стал жить на одном воздухе. Он окружал свое тело пятью кострами и выполнял дыхательные упражнения, достигая совершенства. Сосредоточив ум на ликах Всевышнего Бога, он покинул тело. Подняв жизненный воздух до отверстия в черепе, он соединил его со стихией воздуха, а огонь в теле – со стихией огня. И освободился от материального плена.)

Источник - http://welemudr.ru/?p=32573


Tags: Велемудр, Волошба, Даждьбог, Живая вода, Колдун, Магия, Мёртвая вода, Тайное
Subscribe

promo ladstas декабрь 22, 06:36 5
Buy for 30 tokens
Зимнее славянское Новолетие по славяно-арийскому кОлендарю, Коловорот-Новое Коло (новый круг Яр-Солнца) начинается 13 Бейлетъ - месяца сороковника Белого Сияния и Покоя, или 22 декабря 2020 (по древнему славяно-арийскому кОлендаря-КолядыДару - с 18 часов по местному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments