ladstas (ladstas) wrote,
ladstas
ladstas

Categories:

В организации системы здравоохранения России не осталось профессионалов

Менеджеры от здравоохранения научились лишь считать и прибавлять койки (переводя их из одного медотделения в другое...), собирать из китайских комплектующих медоборудование и т.д. - убив медицину своими реформами (Оптимизацией).





Председатель Движения «Гражданская солидарность» Георгий Федоров, сам столкнувшийся с болезнью, считает, что система здравоохранения в России, к счастью, наследница советской.

— Ее оптимизировали, но не убили до конца. Но то, что она даже в Москве работает на пределе — это факт. Если говорить о регионах, то там она, можно сказать, полностью убита.

«СП»: — Насколько принимаемые меры эффективны?

— Многие врачи, с которыми я общался, говорили, что можно было бы ряд мер раньше ввести, не доводя до самоизоляции. Например, еще в январе закрыв границы с Китаем, Европой. Тогда бы не понадобились нынешние драконовские меры, потому что все знали, что эта зараза распространяется и рано или поздно придет. Но у властей было благодушие и надежда, что «пронесет». Все эти действия запоздали, во-первых. А во-вторых, непонятно, что такое самоизоляция, почему за это людей надо штрафовать, почему объявляют самоизоляцию, потом пробки в метро создают, почему не хватает средств защиты, которые населению можно было бы массово раздавать. Не понятно, что с выявлением. Сейчас перепрофилируются больницы под коронавирус, но люди не перестали болеть. А даже онкологических выписывают (а койки передают в отделения коронавируса).

Это говорит о том, что медицина не справляется с существующими вызовами.

«СП»: — Это ошибки нашей оптимизации или мировая тенденция?

— Меня, конечно, больше волнует Россия. Мы помним, что власти говорили, что оптимизация поможет увеличить зарплату врачам за счет уменьшения коек, которые не нужны в таком количестве. Мы помним программу оптимизации, когда в деревнях закрывались фельдшерские, акушерские пункты, в Москве выхолащивалась массовая медицинская помощь, закрывали больницы, переводили в коммерческие.

То, с чем мы столкнулись, это не просто ошибки, а системная политика по уничтожению медицины, по переводу ее на коммерческие рельсы. Мы видим, что и в других странах такие же истории. Реформа в Италии привела к тому, что они сейчас захлебнулись в смертях. К сожалению, у нас такие же тенденции, когда люди с бухгалтерским мышлением считают, что у нас слишком много коек. Хорошо, что эта реформа еще не закончилась. Потому что из скорой хотели сделать фельдшерскую помощь, снять оттуда врачей.
Уменьшение финансирование медицины (даже благоустройство в Москве финансируется больше) говорит о том, что у власти в приоритете не здоровье человека, а конкретная коммерческая выгода здесь и сейчас.

«СП»: — Но бизнес тоже оказался в заложниках. Как это скажется на МСБ?

Малый и средний бизнес убивается. Его просто не будет. Средний класс убивается. Наше правительство поддерживает крупные компании, но не поддерживает каждого человека, оказавшегося в трудной ситуации, малые и средние компании. Заявленные меры поддержки только в перспективе могут сыграть, а помощь нужна сейчас: надо платить зарплату и так далее.

У людей нет денег. Если у крупных компаний есть «жирок», то у малых и средних нет. А людям надо платить зарплату. Это ударит по гражданам. По официальным данным, у нас после этой самоизоляции может появится около 10 млн безработных. А если прибавить огромное количество самозанятых, которые не являются безработными, находятся в сером сегменте экономики, если представить, что 20 млн человек за чертой бедности, учитывая огромную закредитованность, то у нас до 50 млн человек может просто ухнуть за черту бедности и оказаться в сложной ситуации. Думаю, что в ближайшие полгода ситуацию можно будет сравнить с началом 90-х.

Доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, специалист в области эпидемиологии и профилактической медицины Игорь Гундаров более критично относится к готовности российской системы здравоохранения к сложившейся ситуации. По его мнению, она оказалась «совершенно не готова».

— Во-первых, в руководстве здравоохранением нет организаторов здравоохранения. И все министры, которые были, это были (такое модное течение) эффективные менеджеры. И до сих по господствует установка, что руководить такими отраслями, в частности здравоохранением, должны те, кто занимается бизнесом, и вообще, здравоохранение — это отрасль экономики и, соответственно, критерий «хорошо» или «плохо» должен оцениваться рублем. Соответственно в той экстренной ситуации, в которой мы оказались, они не способны принимать адекватные решения.

Второе. Перевод здравоохранения на рельсы рынка начался активно в 2010—2014 годах и очень активно этим занимался Владимир Владимирович Путин. Он говорил, что медицина должна войти в рынок, поликлиники должны войти в рынок и, если они окажутся неэффективными, неконкурентоспособными, то должны уступать место. Я тогда задал вопрос: «Что придет другая поликлиника? Конкурентоспособная?» — Ответа не было...

С укреплением материальной эффективности инфекционные койки не представляли интереса. Во время вспышки они нужна, а потом потребность в этом коечном фонде уменьшается. И было прямо сказано Владимиром Владимировичем, что надо сократить коечный фонд. Общий коечный фонд сокращен катастрофически — примерно на 60%! Отдельно инфекционных примерно такая же цифра.

У нас страна огромная, города занимают меньшую территорию, а остальное — это село. А нас селе ключевым является участковая больница — а это, подчеркиваю, ключевое звено в организации первичной медико-санитарной помощи стационарного плана, все остальные больницы — районные, городские — уже в тылу. Это те врачи, которые на передовой: они и атаку останавливают, и в атаку идут. Их больниц много было, но они маломощные — 10−20 коек. С позиции экономической они не эффективны: ну, что такое 15 коек, а надо главврача, хозяйственника, бухгалтера. Поэтому их решили сократить. Их сократили на 99%! Они были стерты как класс с лица Земли.

«СП»: — А в крупных городах?

— В Москве в те же годы была предпринята активная волна оптимизации здравоохранения. Под оптимизацией подразумевалось сокращение специалистов и коечного фонда. Врачей, по-моему, более 10 тысяч сократили. Инфекционных коек осталось около 40%.

Третья неготовность: в системе здравоохранения нет организаторов и нет эпидемиологов — тех, кто считает и расценивают потоки, пропускную способность и прочее. Есть вирусологи, инфекционисты, а эпидемиологов нет. Они (руководство здравоохранением — ред.) решили объединить больных и подозрительных на больных в единый контингент и направлять их в один и тот же стационар. Экономически это может и обосновано, а с профессиональной точки зрения — это преступление.  Это все равно, что объединять и направлять больного с холерой и больного с функциональным расстройством кишечника.

В результате сейчас поток направляемых в стационары превышает раз в 5 численность, кого действительно надо было бы направлять в стационар. Обычно пневмонию в 80% можно лечить дома. Сейчас же весь этот поток больных пневмонией и тех, у кого нет оснований для направления в стационар, направляют в стационар (где все заражаются...).

Следующее, в чем не готовы оказались — не было памяток для врачей в условиях экстренной ситуации. И решили перестраховаться — и теперь подозрение на коронавирус настолько расширилось, что если участковый врач, например, приходит и больной говорит, что у него головная боль, то одного этого признака достаточно для зачисления этого человека в число подозреваемых на COVID-19 и направления в стационар. В результате, поток подозреваемых взлетел многократно и это следующая пробка в реальном обслуживании реальных больных.

«СП»: — А как же тесты?

— Это еще одна неготовность — отсутствие адекватных тестов, нет системы контроля над проведением тестирования. И мы тестируем население, тогда как точность наших тестов, грубо говоря, плюс-минус. В результате, из-за несовершенства тестов мы можем захватить 30% здоровых людей, нагнать панику, сказав, что это больные...

«СП»: — Но ведь уверяют, что тесты у нас хорошие.

— Для хороших тестов должна быть структура — например, Центр стандартизации и контроля качества исследований. Во-первых, он готовит специалистов по проведению тестов (а это достаточно ответственная процедура, а во-вторых, он рассылает по всем регионам стандартные тестовые полоски. И никто, давая заключение, не знает какую полоску ему прислали, присылает ответы в Центр, где смотрят насколько качественно проведена диагностика. Если не качественно, значит срочно менять, обучать и так далее. Вот что такое качественный тест. Этого нет. В результате, полный хаос в статистике. Понять, что происходит невозможно. Полный хаос в первичной статистической информации.

«СП»: — Все врачи, судя по тому, о чем пишут многие люди и с чем пришлось столкнуться самой, брошены на коронавирус. Насколько это правильно? Что делать людям с другими проблемами — давление, сердце, радикулит, зуб болит и тому подобное?

— А это и есть полный непрофессионализм в организации медицинской помощи. Правильно, всех врачей бросили и оголили другие направления. Даже в структуре летальности от пневмонии коронавирус, дай Бог, чтобы занимал 10%. А в структуре общей смертности пневмония занимает 5−6 место. А кто сейчас должен заниматься инфарктами, инсультами??? Наступление на одном фланге фронта, а весь остальной фронт оголили.

Нехватка стационаров привела к тому, что сейчас перепрофилируют несколько десятков непрофильных учреждений. И кто будет лечить? Например, Центр проктологии. И туда направят больных. Но там умеют смотреть прямую кишку, полипы, геморрой. Они не специалисты лечить пневмонию, они не в состоянии давать искусственную вентиляцию легких. С другой стороны, из-за перепрофилирования больные остро нуждающиеся, например, в помощи лора не в состоянии ее получить. Вот такой хаос, который, если честно, на уровне преступления.

«СП»: — Насколько эффективны принимаемые властями меры по самоизоляции и прочему? Может вместо жестких мер надо было больше разъяснительной работы проводить?

— Отвечу словам Александра Лукашенко и той практикой, которую он проводит. Он исповедует советскую модель борьбы с такими вирусными проблемами: лежите дома, не собирайтесь большими коллективами, проветривайте помещения, мойте руки. И ситуация ничуть не хуже, чем у нас. Более того, приезжали эксперты ВОЗ, оценили и сказали, что претензий к их системе нет.

Все эти драконовские меры не имеют клинического смысла. Самоизоляция не нужна абсолютно. У нас в прошлом, позапрошлом годах, 10 лет назад такие же точно вспышки сезонных ОРЗ. И не было никакой самоизоляции.

Мы еще не затрагиваем экономические вопросы. Эта остановка производств, инфляция, жизнь резко ухудшается, потребление алкоголя растет.

Источник - https://svpressa.ru/society/article/263794/
.



















+ дополнительно смотрите - https://youtu.be/6vXlNF61Si0?t=1310



Tags: Болезни, Вирус, Медицина, Методы геноцида, Общество, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ladstas december 22, 06:36 5
Buy for 30 tokens
Зимнее славянское Новолетие по славяно-арийскому кОлендарю, Коловорот-Новое Коло (новый круг Яр-Солнца) начинается 13 Бейлетъ - месяца сороковника Белого Сияния и Покоя, или 22 декабря 2020 (по древнему славяно-арийскому кОлендаря-КолядыДару - с 18 часов по местному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments